Официальный сайт Дмитриевой Оксаны Генриховны, депутата Законодательного Собрания Санкт-Петербурга   
E-mail:

Оксана Дмитриева: Результаты не адекватны затратам

Выступление в Госдуме

Как независимые эксперты ФБК, так и эксперты Мирового банка оценивают результативность работы нашего Правительства по выходу из кризиса как одну из самых низких.

Несмотря на антикризисные меры Правительства, у нас самый большой спад производства из стран «двадцатки» и всех стран с нефтегазовым экспортом. При этом уровень инфляции – самый большой. И денег на борьбу с кризисом мы потратили больше всех – 40% от ВВП. Главными причинами низкой эффективности антикризисных мер правительства мы считаем неправильное распределение ресурсов, неправильный выбор мер поддержки и полный провал применения бюджетных рычагов.



– Уважаемые депутаты. Сегодня мы оцениваем отчет правительства по итогам реализации антикризисных мер. Эффективность работы оценивается по соотношению результатов к затратам. Посмотрим затраты и результаты.

Затраты. По данным Счетной палаты совокупные расходы на преодоление кризиса с учетом кредитных ресурсов составили 10 триллионов рублей – это 25 процентов от ВВП 2008 года. Если присовокупить ещё 200 миллиардов долларов из резервов Центрального банка, которые тоже ушли не в безвоздушное пространство, а на поддержку рубля, то это будет 16 триллионов рублей, или 40 процентов от ВВП. Сравнимые расходы по крупным экономикам были только у Китая – 13 процентов от ВВП, и у Соединенных Штатов Америки – 20 процентов от ВВП с учетом всех расходов федеральной резервной системы.

Каковы же результаты? Из всех стран с нефтегазовым экспортом у нас самый большой спад производства. Саудовская Аравия, Норвегия, Эмираты - спад не более 1 процента. У Китая спада нет, рост более 6 процентов. Из стран «двадцатки», из больших экономик, у нас самый большой спад производства по ВВП при самом высоком уровне инфляции. У Соединенных Штатов спад около 3 процентов от ВВП. У нас спад на 2009 год по оценкам нашего Президента – 8,5%. Поэтому неслучайно, что и независимые наши эксперты ФБК и эксперты Мирового банка, оценивают результативность работы по выходу из кризиса в нашей стране как одну из самых плохих.

Каковы же ошибки?
Первая ошибка – неправильное распределение ресурсов. 85-88 процентов (по разным данным) было потрачено на поддержку финансовой системы, игру на фондовом рынке и на спасение олигархов. 15 процентов – это поддержка реальной экономики и населения. Год назад в своем Антикризисном плане мы предлагали принципиально другое распределение ресурсов. В итоге Правительство провалило самую главную задачу страны в условиях кризиса – замещение падения внешнего экспортного спроса внутренним спросом.

Вторая ошибка – неправильный выбор мер поддержки. Вместо снижения налогов и насыщения экономики деньгами снизу был выбран способ ручного управления и адресной поддержки крупных компаний по воле отдельных чиновников или группы чиновников. Меры налогового стимулирования практически не применялись. Снизили налог на прибыль – но на падающем рынке это мало что могло дать. А по малому бизнесу – просто чистая профанация. В итоге, мы пришли к тому, что деньги до реального сектора не дошли. А то, что дошло, привело к усилению монополизации экономики, поскольку помощь оказывалась крупным структурам. И, конечно, мы имеем полное отсутствие модернизации, оздоровления экономики с точки зрения структуры, о чём говорит наш Президент.

Третья ошибка – это полный провал применения бюджетных рычагов, что тоже является важным в условиях кризиса. Деньги не были сконцентрированы на вложениях в науку, образование, здравоохранение, инновации – в то, что является «новым Рузвельтовским курсом». Хотя именно это было сделано в тех странах, которые прибегали к подобным масштабным антикризисным бюджетным вливаниям. У нас этого не произошло.

Четвертое – неправильная инвестиционная политика. Как профинансированы инвестиции в федеральные целевые программы? 18 процентов. У нас сейчас кризис ипотеки и жилищного строительства. Год назад было выделено 80 миллиардов Агентству по ипотечному и жилищному кредитованию. А сколько дошло до реальных потребителей? На сколько были реструктуризированы структуры? На один миллиард! КПД – два процента.

Пятое. Субсидии юридическим лицам, поддержка реальной экономики. Из 380 миллиардов, сколько было выделено реальной экономике – от ракетно-космического Хруничева до «Ростовских красок»? Шесть миллиардов! КПД опять же – два процента.

Шестое. Кредиты малому бизнесу. Кто будет спорить, что мы должны его поддерживать сейчас, в разгар кризиса? А из 30 миллиардов, сколько реально дошло до малого бизнеса? 611 миллионов. И не дошло, а только принято решение, и то недавно. Каков же КПД? Опять два процента.

Седьмое. Гарантии по кредитам оборонке, стратегически важным предприятиям. 300 миллиардов запланировано. А сколько принято хотя бы решений? Я уж не говорю о деньгах. Кризис год уже длится, а только несколько дней назад впервые были приняты решения гарантировать кредиты на семь миллиардов. КПД опять два процента.

Конечно, никакие меры по поддержке экономики и не могли дать эффекта, потому что их, по сути, не было. А все наши предложения быстрых, эффективных мер, о которых мы говорили год назад – налоговое стимулирование, государственный заказ с авансированием – были отвергнуты, этих мер принято не было.

И, наконец, крупнейшая, принципиальная ошибка. Это ошибка в политике оздоровления предприятий и в реформе корпоративного управления. Помощь крупным собственникам оказывалась без всяких условий и без частичной национализации. Мы – единственная экономика, которая не провела банкротства и национализацию обанкротившихся компаний. Это закон рынка – неэффективный собственник должен лишиться своей собственности, неэффективный менеджер должен лишиться своих постов. У нас этого не было. Никакого финансового оздоровления не произошло.

Как мы оказывали помощь? Четыре с половиной миллиарда долларов было предоставлено «Русалу» в октябре. И никаких условий по ограничению бонусов, выплате дивидендов, сохранению рабочих мест не ставилось. Что мы имеем дальше? В декабре этот же собственник принимает решение по выплате себе дивидендов как основному акционеру только по одному предприятию на девять миллиардов рублей! А потом мы имеем сокращения рабочих мест и проблемы по Пикалево, Братскому ЦБК и ряду других предприятий. Нельзя было так делать. Мы развращаем собственников, мы стимулируем неэффективную экономику, социальное иждивенчество и социальный паразитизм.

В итоге мы выходим из кризиса ещё более сырьевой страной, чем в него вошли, к сожалению, с деградацией отраслевой структуры. Мы проиграли экономикам других стран в занятии новых технологических ниш и новых отраслей, и мы сделали собственников ещё более неэффективными.

Теперь что надо делать? Всё, что мы говорили год назад, не потеряло своей актуальности. Нужно применять налоговое стимулирование, прежде всего, малого и инновационного бизнеса. Нужно вкладывать бюджетные деньги в науку, образование, здравоохранение, потому что это новые технологические ниши. Надо проводить национализацию и отъем за долги предприятий у неэффективных собственников.

Наше правительство, к сожалению, с кризисом не борется, а кризис пережидает и ждет, пока выйдут из кризиса экономики развитых стран, потянут за собой цену на нефть, и это нашу экономику несколько стабилизирует. По принципу: прошла зима, настало лето, спасибо партии за это.

И закончить я бы хотела словами из статьи нашего президента: «Должны ли мы и дальше тащить в наше будущее примитивную сырьевую экономику, хроническую коррупцию, застарелую привычку полагаться в решении проблем на государство, на заграницу, на какое-нибудь всесильное учение, на что угодно, на кого угодно, только не на самих себя?» Спасибо.

ВЫСТУПЛЕНИЕ ОКСАНЫ ДМИТРИЕВОЙ 16 СЕНТЯБРЯ 2009 ГОДА ПО ВОПРОСУ ОТЧЕТА ПРАВИТЕЛЬСТВА РФ ОБ АНТИКРИЗИСНЫХ МЕРАХ

По стенограмме